Разделы
Главная
Авторы
Оплата и доставка
Партнеры
Анонсы
События
Архив
Прайс-лист
Корзина
Контакты
Авторизация
Логин
Пароль

Регистрация  |  Мой пароль?
Валюта
Выберите тип валюты:
Шатыбелко Олег «Боковое зрение»
Обсудить (0 мнений)Главная / Книги / Поэзия
200 руб.
Добавить в корзину
Добавить в папку сравнения
О книге Олега Шатыбелко «Боковое зрение»

Со стихами Олега Шатыбелко я познакомился, если можно так сказать, «по долгу службы». Будучи в тот момент одним из редакторов сайта www.stihi.ru, который завсегдатаи зовут не иначе как «стихирой», я занимался обычным своим делом - отчитывал (вычитывал, зачитывал, просматривал, проглатывал и выплевывал, не жуя - нужное подчеркнуть) массу стихов, опубликованных на сайте за последние дни - массу, как правило, лишенную какой-либо индивидуальности, не говоря уже о поэтических достоинствах - когда неожиданно наткнулся, был остановлен и вынужденно замедлен длиннейшим (на мой утомленный редакторский взгляд) стихотворением еще неизвестного мне автора. Оно называлось «Демон». Согласитесь, не без претензии.

Под бормотанье полусонных губ -
Разлепица ресниц. Я брел от спальни к ванной.
И желоба водопроводных труб
Гудели в доме нашем клёкотно и бранно.
Струя воды, подернутая дымкой
Хлорки, приятно гладила щеку.
И я себе казался невидимкой,
Бесплотной тенью в собственном мозгу.
Но утро понедельника уже
Мой подбородок брило осторожно.
И важно «новости» свои клише
Зачитывали в восемь односложно.
Мой Демон спал!...

Из только что сказанного вы могли заключить, что я не люблю интернет, сайт стихи.ру и сетевых поэтов, которых поголовно считаю графоманами. На самом деле все как раз наоборот.

Я очень люблю этот сайт и тусовку, которая собралась вокруг него. Порой у меня буквально дух захватывает от зрелища работы этой гигантской машины по производству стихов под названием СТИХИ.РУ, которая кряхтит, скрипит, выбрасывает клубы эмоционального пара, но ведь все-таки производит нечто. И это нечто порой бывает очень даже ничего. И ощущение принадлежности к этой машине, к этому организму, чувство, что и ты вносишь свой вклад - греет.
При этом я действительно считаю, что многие из нас, придя на стихиру, стали писать гораздо лучше, чем писали до того. Вот только к Олегу Шатыбелко это не относится. Его и сетевым поэтом-то назвать можно разве что с натяжкой. Потому что он уже пришел в сеть зрелым мастером, со своим, уже сформировавшимся оригинальным стилем. С самого начала заговорил особым голосом, моментально узнаваемым после прочтения первых же нескольких стихотворений. Хотя, казалось бы, он и не делает специально ничего, чтобы выделиться на общем фоне. Не прибегает ни к каким особым трюкам. Никакого эпатажа. Темы - самые обыденные. Иногда даже кажется - темы и вовсе нет. Пишет легко, как говорит. Естественным образом существует на границе стиха и прозы, иногда оступаясь в ту или иную сторону, впрочем, всегда элегантно. Ну, так многие же...

Неблагодарное занятие - пытаться препарировать очарование стиха. И все-таки я попробую. Потому что о стихах Шатыбелко хочется говорить, и есть, что сказать, пусть даже это всего лишь ассоциации и интерпретации, порождаемые ими в избытке. Начну, пожалуй с самого первого впечатления. С того, что поразило, остановило, заставило вчитываться внимательнее, терпеть тягучую длину стихов, а вскоре - даже находить в этой нелаконичности особое удовольствие.

Задумывались ли вы о том, как различаются поэты по типу задействованных в восприятии (или скорее в воображении читателя) органов чувств? Одни авторы играют словами, обращаясь прежде всего к нашему чувству языка. Другие виртуозно владеют звукописью, их нужно воспринимать на слух, при чтении про себя их тексты блекнут. Шатыбелко - автор визуальный. Сказать, что его стихи - любовно подобранные коллекции деталей, значит ничего не сказать. Его стилю присущая настоящая кинематографичность, абсолютная зримость. Вот, скажем, «Исчезновение». С первой строки

наброшенная, будто плед, сирень стекла
на отражение мое поверх карниза...

и до последней - длиннейший прогон, снятый одной камерой (или смонтированный так ловко), что вроде ничего и не происходит, а оторваться невозможно до самого конца. Редчайший тип поэтического видения - не рассказчик, не драматург, даже не режиссер, а оператор, всегда готовый подстеречь и запечатлеть нашу реальность во всем ее сюрреализме. Или, напротив, абсурд обыденности под маской привычки:

ужинаем.
по «первой» «семнадцать мгновений весны».
ем жадно (на работе не обедал).
капля стекает по подбородку,
подхватываю ее хлебом.
тихонов-штирлиц: «коньяку хотите?» «нет, спасибо».
а я бы сейчас не отказался.
«смотришь - как в первый раз.
ты меня слушаешь?» «угу».
вот и поговорили.
«будильник на семь?»
(«подгляжу твой сон»)

Это не поток сознания. Это поток жизни. Иногда ровный, иногда - бурлящий и захлебывающийся. А рядом - наблюдатель. Всегда чуть в стороне. Еще чуть в стороне. До полного самоустранения, до саморастворения в деталях, где «ты и сам лишь один из предметов». Только и угадываемый в том факте, что вот собрал же кто-то эти детали, расположил же зачем-то именно в таком порядке, поставил свет, направил камеру. На свою жизнь? На нашу? На саму жизнь?

Сменим ракурс. Если меня попросили бы охарактеризовать этот поток жизни одним прилагательным, я сказал бы «городской». Еще точнее - «московский». Это поток московской жизни. Город - та фактура действительности, тот материал, тот источник деталей, с которым работает, который проявляет Олег в своих текстах. Чувствуя его в себе и одновременно себя - частью его. Рядом, в соседних строках -

город вместил сразу: одним глотком

и

наше общее легкое - мое и города - задышало.
и первый вдох-выдох уместился в обычный шаг.
(«банально-лирическое»)

Это в городе - деревья, лужи, вокзалы, зима и «в одно слово - СКОРОЛЕТО ». Все это персонажи его стихов, не менее значимые, чем сам автор. В городе - квартира, полюс жизни, центр обитаемой ойкумены. В каком-то смысле, город и есть главный лирический герой этих стихов. И в то же время - сцена, извечно сакральное пространство, на котором разыгрывается мистерия современной жизни. И пространство это предельно конкретно, ибо выписано во всех мельчайших деталях. Зато со временем явно творится что-то не то. Время уже не является непреложным наперед заданным атрибутом бытия, но напротив, то послушно тянется и выстраивается, подчиняясь логике сна, то коварно и необязательно - во время, скажем, можно вляпаться как в лужу («Лужа»),.

...герметичность времени лишь круг,
который странно замыкает наши будни
(«герметичное»)

но при этом.

..время выгнуто как позвоночник кошки
(«герметичное»)

При долгом чтении возникает впечатление, что автор незаметно, без гипноза и наркотиков (кроме тех, запретных, что сокрыты в словах) погружает читателя в некое измененное состояние сознания, подобное сну, но при этом соответствующее самому трезвому и пристальному бодрствованию. Возникает также опасение, что самостоятельно проснуться уже не удастся, и, что самое ужасное, не очень-то и хочется.

И тут, наконец, мы подходим к теме «бокового зрения». Боковое зрение - это способ видеть то, на что вроде бы и не смотришь. Или наоборот - так пристально смотришь на что-то конкретное, что при этом замечаешь и все происходящее вокруг. Объект не существует без фона. Более того - фон и объект - одно и то же, граница между ними иллюзорна, она конструируется нами. Вообще все, что мы видим, переживаем, вспоминаем сейчас неразрывно связано со всем, что мы когда-либо видели, думали, чувствовали или может только надеялись увидеть и пережить. И потому допустимы любые сколь угодно сложные и далекие отходы от заявленной темы, самые смелые цепочки ассоциаций, которые парадоксальным образом не уводят, а напротив приближают нас к пониманию.

Леннон как-то сказал: «Жизнь - это то, что с тобой происходит, пока ты занят другими делами». А значит, саму жизнь нельзя по-настоящему увидеть обычным «прямым» зрением, при помощи которого мы так привычно ориентируемся и функционируем в жизненной среде. Но можно лишь смутно уловить неудобным «боковым» ту россыпь деталей, в которой она была еще мгновение, полмгновения назад. Да и такое дано не каждому. А уж вместе со способностью запечатлеть и донести увиденное до другого...

Используй свой шанс, читатель. Не упусти представившуюся тебе возможность взглянуть на мир иначе.

* * * 

А теперь о втором авторе, стихи которого вы также найдете в этой книге.

Вот он действительно рожден в интернете. Причем совсем недавно. Тем не менее, на сайте стихи.ру он не менее популярен, чем Олег Шатыбелко. Его имя - ШШ. Шатыбелко - Шерб. Коллективный автор. Двуединое лицо.
Михаэль Шерб вырос в Одессе, живет в Дортмунде. Пишет замечательные стихи, совсем непохожие на стихи Олега Шатыбелко. А поэт ШШ живет в Сети, где-то на перегоне «Москва-Дортмунд», в воображении своих литературных родителей и в памяти благодарных читателей.

Они никогда не виделись - Миша и Олег - по крайней мере на момент написания этих строк. Даже по телефону впервые поговорили, когда большая часть из опубликованных здесь произведений ШШ уже была написана. Я присутствовал при этом разговоре - в московской квартире, в окружении нескольких известных сетевых поэтов (бывают же блаженные минуты и на этом свете:)). И показалось мне, что звук голоса ничего не прибавил к тому, что они и так знали друг о друге. Потому что стихи - бессовестный иллюминатор в самую сердцевину души. И, да простят меня влюбленные, нет более интимной связи между людьми, чем совместное творчество.

Как можно писать стихи вдвоем по электронной почте?! Пусть это останется тайной. Намеком на то, что чудеса возможны и в наш век. Свидетельством несущественности расстояний и границ, надеждой на принципиальную невозможность одиночества.

Это не просто диалог. Мне кажется, это новое качество - не смесь, но сплав двух талантов, двух способов воспринимать мир и отражать его в слове. Шатыбелко любит реальность исследовать, вскрывать, препарировать, рассматривать в лупу. Шерб предпочитает ее переделывать, преображать, украшать, приправлять - изредка перчиком, чаще - сиропчиком. Шатыбелко стремится обнажить скрытое, Шерб - добавить невозможное, но необходимое. А ШШ - посередине, на вожделенном лезвии бритвы, где педантичная ясность одного уравновешивает экзальтированную чувственность другого.

Если помните, выше я сказал, что Олег не стал писать лучше, придя на наш сайт. Это так. Но где бы еще он мог встретить своего соавтора, благополучно проживающего в другой стране совсем другую жизнь?
Они встретились в Сети. Они встретились случайно и в то же время абсолютно закономерно. Телеология учит нас, что следствие есть причина. А значит, они встретились для того, чтобы ШШ мог

творить, слагать - но не тоску и ливень,
а пацанов, играющих в футбол;
подкрашивать понятия, слова,
отмеривать бессонницы и сны,
влюбленности творить самодовольно...
и улыбнувшись,-
так легко -
уйти;
поспешно оглянуться, рассмеяться -
не удивившись, - отмечая факт
отсутствия мяча, его исправив...
задуматься. с минуту молчаливо,
придирчиво картинку осмотреть,
соотнося подспудно время, скорость
и боль виска...
так, спохватившись, длить
мгновения, пока не оборвет
их сопряженность отраженный блик
оконного пенсне.
(«камера обскура»)

Хорошо, что они встретились.
Юрий Ракита.
 
___________________________________________________________________________________________________

Книжный дом «Университет».
Переплет мягкий. 
ISBN 5-8013-0146-1.
Формат 84х108/32.
Объем: 80 стр.
Тираж: 500 экз.
Год издания: 2002.
 
Шатыбелко Олег «Боковое зрение»
Версия для печати
© 2009 Арт Хаус Медиа